You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

Новини

Податок на виведений капітал узгоджено

Презентація законопроекту тут: https://minfin.gov.ua/uploads/redactor/files…

Узгоджений текст законопроекту тут: http://kmp.ua/wp-content/uploads/2016/06/ECT_draft_law_19_06_2017.pdf

Далі пояснення від імені Tatyana Shevtsova и Alexander Shemiatkin

Сегодня был согласован окончательный текст законопроект по налогу на выведенный капитал, доработанный по итогам двухмесячной работы рабочей группы при Минфине.

Текст законопроекта переживал разные стадии своего развития. От концепта, который был выписан в законопроекте 3357, последующей серьезной корректировки структуры и отработки текста в деталях (после посещения Эстонии в составе депутатской группы), и появления зрелого и готового к принятию законопроекта, благодаря отработке в рабочей группе в Минфине.

Совершенству нет предела… Наверное, и этот текст еще можно оттачивать бесконечно. Но прекрасное - враг хорошего, а этот текст уже достаточно хорош, если согласиться с самой концепцией. И сроки его принятия уже намного важнее, чем совершенство.

По нашему мнению, благодаря изнурительной работе в рабочих группах и между ними, текст был улучшен и глубже проработан в деталях.

Стоит отметить, что этот законопроект вряд ли бы вообще появился, если бы не Нина Южанина и сотрудники аппарат налогового комитета ВРУ (в первую очередь, Светлана Воробей), которые с самого начали активно поддержали идею и всеми возможными и невозможными усилиями содействовали развитию и продвижению и законопроекта.

Отдельное спасибо Тетяна Острікова и Андрій Журжій за активную поддержку законопроекта. И, безусловно, эпохальным является решение НацРадыРеформ, благодаря которому до 1 июля 2017 года КМУ должен внести законопроект о налоге на выведенный капитал в ВРУ (переходные положения закона 1797).

После подачи КМУ текста в ВРУ все уже будет в руках депутатов и многое - в руках налогового комитета ВРУ. Хочется надеяться, что все это произойдет в ближайшее время, и с 2018 года законопроект будет принят.

Что же так долго отрабатывалось в рабочей группе при Минфине и что изменилось в тексте по сравнению с редакцией до рабочей группы?

Об этом ниже.

Но для начала следует отметить, что Александр Данилюк, Евгений Капинус и Yana Bugrimova создали идеальные условия для работы рабочей группы. Законопроект обсуждался исключительно в контексте концепции и юридической техники, без влияния лоббистских интересов и политической составляющей. За это им огромное спасибо, хотя дискуссия временами была далеко не простая.

Сама рабочая группа включала в том числе специалистов, которые скептически относились к концепции. Хотим поблагодарить их за участие и очень полезную и конструктивную критику. Не секрет, что многие консультанты из большой четверки негативно настроены к модели НВК (на то, наверное, имеются свои веские причины), но, тем не менее, их критика и участие в рабочей группе помогли доработать текст законопроекта.

Отдельное спасибо хотим выразить всем участникам рабочей группы и особенно Yana Bugrimova, Евгению Козлову, Vitaliy Sheremeta, Людмиле Рубаненко, Артуру Сурменко, Томасу Отте, Vladimir Dubrovskiy, Eduard Kurganskyi, Вячеславу Черкашину, Татьяне Потапальской, Людмиле Опалько, Юле Дроговоз, Дмитро Михайленко, Konstantin Shevchenko, Татьяне Коржовой, Ярославу Гусейнову, Алексею Романенкову, Евгению Ротманскому, Вадиму Медведеву, Вадиму Кононенко, Паковой Ирине, Грищенко Андрею, Наталье Барабановой, Алексею Задорожному, Николаю Мишину, Лидии Черногуз, Михаил Соколов, Николаю Хоменко.

Кроме технических моментов, на которых не стоит останавливаться, много сложных тем обсуждалось на более чем двух десятках встреч, а наиболее болезненные темы обсуждались на повышенных тонах.

Принятые решения отражены в окончательном тексте законопроекта

Теперь кратко о мотивах соответствующих решений (наиболее важные темы требуют более подробного изложения в отдельных постах).

Первое

Стоит ли освобождать от контроля и налогообложения операции, совершаемые между плательщиками НВК? Такое освобождение приводит к значительному упрощению администрирования, поэтому текст в этой части законопроекта остался неизменным (подробнее этому был посвящен отдельный пост).

Второе

Налоговая проверяет финансовый результат только для целей ТЦО и только в части влияния контролируемых операций на ТЦО. Налоговая сможет использовать некоторые показатели бухгалтерского учета, например, данные по складскому учету, движение средств по банку и так далее, но это не будет проверкой правильности отражения или корректности расчета финансового результата. Таким образом, основная идея концепции сохранена.

Третье

Ставка налога была сохранена на уровне 15% для дивидендов и 20% для приравненных платежей, появилась ставка 5% для процентов. Для предотвращения выведения сумм без налогов, предусмотрено уменьшение налога в связи с выплатой дивидендов на налоги на имущество. Это позволит поднимать налоги на имущество, но оставлять такое поднятие нейтральным для бизнеса в случае распределения дивидендов. Таким образом, кроме ставки налога, экономическим стимулом не выводить капитал через схемы является возможность уменьшения налога.

Четвертое

Для создания условий для перехода с упрощенной системы на общую был поднят порог для обязательной регистрации плательщика НДС с 1 млн. до 3 млн. Ставку НДФЛ снизить до 13% пока не удалось, но в этом направлении все равно необходимо двигаться для детенизации экономики.

Пятое

Налог на репатриацию не применяется к выплатам, которые осуществляет плательщик НВК в пользу нерезидента. Это существенно упрощает вопросы администрирования для плательщиков и налоговой. Чего только стоят вопросы бенефициарного статуса. Значительных поступлений в бюджет налог на репатриацию не давал, поскольку бизнес, как правило, структурирован и платит репатриацию по средней ставке 2,6% (данные ДФС). Кроме того, в ряде случаев одновременное применение НВК и репатриации может приводить к рискам квалификации такого подхода как двойное налогообложение.

Шестое

Налогообложение операций, совершаемых с неплательщиками НВК (в первую очередь, единоналожниками). Вопросы взаимодействия упрощенки и плательщиков НВК вызвал наиболее сложные и громкие дискуссии. Изначально законопроект предусматривал, что к операциям по продаже товаров единоналожникам применяются обычные цены. В процессе обсуждения это ограничение убрали. Основной мотив - как не выписывай правило обычных цен, в них все равно остается дискреция, а соблюдение правил обычных цен может быть основанием для проверки. Поскольку НВК направлен на создание условий для выхода бизнеса из тени и создание инвестиционной привлекательности, то он должен содержать минимальное количество дискреционных норм. Кроме того, размер возможных для бюджета потерь от злоупотребления плательщиками НВК дешёвыми продажами на неплательщика так и не был обоснован.

Однако появились иные ограничения как некий компромисс. Все ограничения касаются взаимодействия со связанными лицами-неплательщиками. Так продажа на связанное физическое лицо по цене ниже обычной цены является объектом налогообложения НВК (разница между ценой продажи и обычной ценой). Другим ограничением стало обложение операций по закупке товаров работ и услуг у связанного с плательщиком НВК единоналожника. Это стало компромиссом, поскольку изначально было предложение Андрея Журжия, чтобы все платежи на единщика облагались НВК. Естественно, рабочая группа это не поддержала, поскольку вопросы единого налога надо решать в едином налоге, а не в НВК. Но есть от этой нормы неприятный осадок. В процессе работы над законопроектом от ДФС поступило предложение исключить упоминание о связанных лицах. Это в Минфине не прошло. Но есть ощущение, что в Верховной Раде эта попытка может повториться (желающих «столкнуть лбами» НВК и упрощенку хватает). Такой себе «Троянский конь» получился. Этот вопрос необходимо тщательно отслеживать, чтобы не допустить подобной правки.

В процессе работы над законопроектом обсуждалась возможность включение в текст НВК критериев переквалификации отношений с единщиками в трудовые - при срабатывании критериев выплата облагается НВК. Однозначное решение группы - эти вопросы должны решаться в отдельном законе, направленном на урегулировании вопросов устранения злоупотреблений с единым налогом, но никак не в НВК. Поэтому история с критериями продолжится, но уже в отдельном законопроекте.

Закрывая вопрос с упрощенкой и НВК, стоит упомянуть, что появилось еще одно ограничение для 3 и 4 группы. Если указанные плательщики совершают с нерезидентом операции, которые являются объектом НВК, то они облагают такие операции НВК. Это действительно необходимое ограничение, поскольку, в первую очередь, через 4 группу выводятся значительные средства заграницу без применения правил ТЦО. И эта дырка гораздо круче возможных злоупотреблений с единым налогом внутри Украины, с которых, как ни крути, но 5% от дохода платят.

Седьмое

Не меньше дискуссий вызвал вопрос налогообложения процентов, выплачиваемых нерезидентам-связанным лицам. Это серьезный канал для вывода средств из Украины без налогообложения или с применением пониженных ставок. Речь идет о сотнях миллиардов гривен. Обсуждалось четыре варианта нормы. В результате в законопроекте предложено довольно простое, с точки зрения администрирования, решение, но достаточно жесткое, с точки зрения налогообложения. Жесткое, поскольку учли рекомендации МВФ по снижению показателя соотношения долговых обязательств к собственному капиталу (стало 1,5, а было 3,5). Однако ставка в этом диапазоне равна 5%. От классического подхода тонкой капитализации отказались, поскольку в таком случае налоговая должна была проверять финансовый результат, а также необходимо было рассчитывать налог по начислению, что противоречит концепции модели НВК. Для плательщиков, у которых проценты попали под налогообложение, есть бонус, поскольку они не должны готовить документацию для целей ТЦО по таким процентам.

Восьмое

В трансфертном ценообразовании убрали барьер в 150 миллионов. По проекту операции свыше 10 миллионов с низконалоговыми юрисдикциями и связанными лицами становятся объектом контроля. Однако плательщики с оборотом до 150 миллионов готовят документацию только по запросу налоговой. Данное предложение включено по рекомендации ДФС и было поддержано рабочей группой, поскольку действительно сегодня возникла дырка с дроблением крупного бизнеса для ухода от контроля ТЦО.

Девятое

Особую дискуссию вызвало налогообложение нерезидентов. Проект предусматривал пять случаев обязательной регистрации нерезидента плательщиком НВК. Если такая регистрация не происходит, то платежи в пользу нерезидента по таким операциям являлись базой для НВК. Решением группы данный объект был исключен.

Десятое

Законопроект предусматривает возможность удаленного администрирования контролирующим органом операций, которые являются объектом НВК и осуществляются в денежной форме. Это необходимо для снижения проверочной нагрузки на плательщиков и сокращения штата налоговой, вовлеченного в администрирование. При уровне развития современных технологий глупо и расточительно для бюджета не использовать их. Решением группы в законопроекте сохранена идея такого контроля, хотя НБУ выступил против. Напомним, что суть контроля заключается в том, что вводится кодирование операций по категории плательщик – неплательщик, а также по видам объектов (ставится код операции). Такая информация указывается в платежных документах и передается банками или НБУ (это будет решено Минфином и НБУ в отдельном документе) в налоговые органы. Получая отчетность от плательщика и информацию об операциях из внешних источников, налоговая без дополнительных запросов и проверок может осуществлять интеллектуальный контроль и создание рискового профиля плательщика для автоматического выявления рисковых субъектов. Информация предоставляется в обобщённом виде, без указания конкретных контрагентов плательщика. Для этого еще понадобится внесение изменений в статью 62 закона «О банках и банковской деятельности» для указания такого случая как основания для раскрытия банковской тайны.

Одиннадцатое

Очень бурные вопросы вызвали переходные положения. Это связано с накопленными бизнесом более триллиона убытков, плюс суммы отложенных налоговых разниц. В отношении убытков - ответ однозначный, они продолжат использоваться только в финансовой отчетности, поскольку модель НВК не оперирует такими понятиями как доходы, расходы, прибыль и убытки. Модель использует кассовый метод и обложение операций, а не их результат. Бизнес получает отложенную уплату налога на прибыль до момента выведения средств из бизнеса. Государство получает бонус в виде более простого администрирования и ухода от проблемы с накоплением убытков. Это и есть баланс. Что касается вопроса с отложенными налоговыми активами, то, не вдаваясь в дискуссию об обоснованности такого показателя у многих плательщиков, отметим, что была учтена только ситуация с банками. Это связано с тем, что в случае списания такого актива как налоговые разницы у банка нарушаются требования к собственному капиталу. Это может привести к необходимости дополнительного финансирования банков государством (около 60% банковского сектора принадлежит государству) или лишения таких банков лицензии. Поэтому для банков, которые примут решение платить налог на прибыль и уведомят об этом налоговые органы, сохраняется действие налога на прибыль в течение 3-х лет.

Джерело: https://www.facebook.com/alexander.shemiatkin/posts/1346953742052379